Счастье в толпе

автор JustCopy

Столичный общественный транспорт зимой наполнен морщинистыми лицами с серыми голодными глазами и плотно сжатыми губами. В Минском городском транспорте нельзя разговаривать, смеяться, шутить и даже покачиваться, если не хочешь окунуться в волну ярко выраженного негатива старшего поколения.

Приятный мужской баритон, изливающий художественной речью рассказ о своем лучшем друге – американском полицейском, зазвучал особенно неуместно. Головы 99% безбилетников, негодуя, начали разворачиваться на 180 градусов к задним низким сиденьям автобуса, где беспардонно разместились два близких друга. Алкоголик в грязной, пахнущей нафталином одежде, кивал своим черепом с жалкими остатками волос и угодливо улыбался беззубым ртом на россказни своего спутника, который…

Это был удивительный человек! Большая голова в черной шапке, украшенная круглым лицом с красивыми глазами и толстыми смешными губами на нем, как в мультфильме… Она надежно расположилась на мощных плечах, умничая и блаженно улыбаясь. Остальное тело было так себе – зажатое между двумя костылями с негнущимися странной формы ногами в полметра длиной каждая. Чудо-мужчина вызвал странные ощущения: хотелось слушать вечно его монолог на идеальном русском языке, смотреть сзади, как он передвигается, но…

Остановка, высадка пассажиров, автобус двинулся и… — все пропало. счастье

Второй раз увидела его весной. Инвалид шел впереди со своими друзьями по моей улице. Справа от него семенил тот же товарищ-алкоголик, попутчик в автобусе, слева – молодая женщина. Она жаловалась на кого-то и плакала. Мужчина перекидывал свое тело между костылями каким-то образом, даже не касаясь дороги огромными ботинками, натянутыми на то, что должно называться ногами. Он молчал. В конце пути он сказал: “Дура!”, и девушка закрыла рот. Я свернула в магазин.

Третий раз узнала его издалека. Лето, жара. Без шапки его мультяшные волосы цвета июньского одуванчика – совершенно желтые, торчали во все стороны. Судя по тому, что он обращался к каждому прохожему, это было обычное попрошайничество. Резко так стало пыльно на улице и тоскливо в душе. Приближаясь, захотелось незаметно перелететь на противоположную сторону широкого проспекта, чтобы не смотреть в васильковые глаза. И тут снова живой, приятный насмешливый такой тенор: “Извините, у Вас не найдется какой-нибудь мелочи?”. На счастье, мелочь нашлась, разочарование ушло, а солнце засветило в два раза ярче.

Середина осени, погода еще теплая, но настроение уже соответствует всем прелестям коротких унылых дней. Каждый день на улице мои глаза ищут странную фигуру, а уши прислушиваются к голосам. Где ты, необычный, счастливый человек с ясными, голубыми глазами?